Сны — истина, пока они снятся

Очевидно, что сновидение — это жизнь сознания во время сна…

Фрейд

Спонтанный сомнамбулизм может иметь место во время дневного сна. Гипнолог из Амстердама А. У. ван Рентергем передает любопытную историю, настаивая на ее полной достоверности. Семидесятивосьмилетний врач Гентерч после обеда спал в кресле. В это время за ним пришла его акушерка и пригласила к роженице. Он тотчас поднялся, взял инструменты, пальто и спешно отправился к пациентке. Пошел он пешком, так как она жила в пяти минутах ходьбы от его дома. Роженицу он застал в критическом состоянии, и у него не оставалось ничего другого, как произвести операцию (кесарево сечение). Ребенок явился на свет полуживым, и врачу пришлось заниматься реанимацией. После получасовых напряженных усилий ему удалось вернуть ребенка к жизни. Закончив, он под проливным дождем отправился домой и сразу же лег спать. Проснувшись через короткое время, он позвал жену и спросил: «Меня еще не звали к г-же Н. М., мне как будто это снилось…» Узнав от жены, что недавно от нее пришел, он очень удивился, что решительно не может ни о чем вспомнить. Когда акушерка ему обо всем рассказала, он поразился, что так успешно провел тяжелую операцию. Так было установлено, что всю работу он проделал в сомнамбулическом состоянии (Van Renterghem, 1907).

Приведем еще один случай. Аптекарский помощник Кастелли, находившийся под наблюдением д-ра Soave, страдал частыми припадками сомнамбулизма. В тот момент, когда они случались, он так же, как наяву, исправно исполнял свои обязанности: выписывал рецепты, приготовлял лекарства, получал деньги и выдавал сдачу. Он всегда замечал, если ему недодавали денег, а также отдавал обратно неправильно выписанные рецепты. Но что больше всего удивляло, так это его безошибочный выбор лекарств и ловкость, с которой он развешивал крохотные порции препаратов.

Исходя из приведенных случаев, можно сказать, что в сомнамбулизме мы имеем дело не с беспорядочными, несвязными представлениями поверхностного сна, а с ограниченным, логически связанным комплексом представлений, всплывающим в сознании. Внутри этой ограниченной сферы бодрствования психическая деятельность проявляется более интенсивно и с повышенной энергией. Эту форму сомнамбулизма правильнее было бы назвать измененным бодрствованием, или, как ее назвал Оскар Фогт, «частичным систематизированным бодрствованием».

Возьмем за правило давать короткую биографическую справку об ученых, внесших наиболее существенный вклад в науку о гипнозе. Тонкий аналитик Оскар Фогт (Vogt), наполовину датчанин, наполовину немец, не только превосходил других специалистов в технике гипнотизирования, он был и самым упорным в достижении цели. Так, в 1894 году он с 300-го раза вызвал гипноз у одного своего пациента[85]. «На основании моего опыта, — заявил Фогт, — я утверждаю, что искусственный сомнамбулизм может быть вызван у каждого здорового человека, а препятствующие этому в данную минуту моменты при терпении всегда поддаются устранению». Оскар родился 6 апреля 1870 года в г. Гузум, земля Шлезвиг-Гольштейн. Биологию и медицину сначала изучал в Кильском (1888–1890), а затем в Иенском (1890–1893) университетах. В Цюрихе занимался изучением анатомии мозга под руководством О. Фореля (1894), у которого «заразился» интересом к гипнозу. Далее совершенствовался по невропатологии в Париже (1897) под руководством известного психотерапевта Жюля Дежерина, завкафедрой медицинского ф-та Парижского университета.



Первые работы Фогта относятся к области психиатрии, и в частности к вопросам гипноза и гипносуггестивного лечения. В 189,2—1902 годах он издавал специальный журнал по вопросам гипноза «Zeitschrift fur Hypnotismus». В 1896 году Фогт предложил метод для углубления гипнотического транса, называемый фракционным гипнозом. Попутно заметим, что работы фогта оказали существенное влияние на разработку его другом и коллегой И. Г. Шульцем метода аутогенной тренировки. Совместно с немецким морфологом М. Билыповским (1869–1940) в 1898 году Фогт организовал Нейробиологический институт в Берлине, а с 1919 по 1930 год являлся его директором. Нейробиологический институт был реорганизован в 1931 году в Институт по изучению мозга. Фогт оставался директором этого института до 1937 года. После того как Фогт разошелся с нацистами во взглядах, ему пришлось оставить институт. Так сталось, что Фогту пришлось защищать в суде членов семьи крупного магната Крутша, а его жену лечить с помощью гипноза. За помощь семья «пушечного короля», — так называли Круппа, в 1937 году пожертвовала Фогту 1 млн. долларов на организацию в Шварцвальде частного института по исследованию мозга и общей биологии, которым он руководил с женой Сесиль. Позднее Рокфеллер выделил институту еще 1 млн. долларов. В 1942 году Фогту присваивают звание почетного доктора Фрайбургского университета; в 1950 году за научные труды награждают Национальной премией ГДР. Фогт был членом Академии наук СССР и неоднократно посещал Советский Союз, участвовал в исследовании мозга Ленина, а также принимал участие в организации Института мозга в Москве.



Оскар Фогт

Оскар Фогт ожесточенно оппонировал Фрейду. Между 1899 и 1903 годами он опубликовал серию работ, утверждающих превосходство своего «причинного анализа» над психоаналитическим методом. Интеллектуальное самонаблюдение, по его мнению, является вполне достаточным без пробуждения каких-либо аффективных факторов: «Фрейд является просто ограниченным фанатиком, если использует подобные средства». В сентябре 1911 года Фогт был избран президентом Международного конгресса медицинской психологии в Мюнхене. С 1955 года Фогт редактировал журнал «Hypnotismus» («Гипнотизм»), Спустя четыре года 31 июля он умер в возрасте 89 лет в Фрейбурге, Бресгау.

Выдающийся русский психиатр В. X. Кандинский, человек трагической судьбы, в своей известной книге («О псевдогаллюцинациях», 1890) сообщает случай из практики французского психиатра Леграна дю Солля[86]В одном католическом монастыре одержимому сомнамбулизмом монаху приснилось, что настоятель монастыря убил его мать и ее кровавая тень явилась к нему, требуя возмездия. Сновидение привело его в такой гнев, что, вооружившись большим ножом, он устремился к келье обидчика. Войдя в келью, он с ходу поразил ножом постель, не заметив, хотя глаза его были открыты, что приор сидит за столом под лампой и изучает документы. Сделав дело, монах вернулся к себе и лег спать. Проснувшись, он вспомнил свой сон, но был в полной уверенности, что события происходили именно во сне (Кандинский, 1876, с. 147). Из этой зловещей истории напрашивается риторический вопрос: бодрствуем ли мы или нам только кажется, что мы бодрствуем, а на самом деле нам это снится во сне?

Приведенный Кандинским случай показывает, что, хотя глаза сомнамбул открыты, их чувства полностью подчинены сновидению. Они могут видеть то, чего нет, и, наоборот, не видеть того, что существует. Шекспир в «Леди Макбет» великолепно отобразил эту избирательность психики. В начале пятого акта придворная дама рассказывает врачу, что леди Макбет по ночам встает с постели, накидывает ночное платье, отпирает письменный стол, достает бумагу, что-то пишет на ней, перечитывает написанное, запечатывает и снова ложится в постель. При этих словах входит леди Макбет со свечой. Доктор, который видел, как леди Макбет встала и начала производить сомнамбулические действия, сказал придворной даме: «Посмотрите, у нее открыты глаза!»

Придворная дама: «Да, но они ничего не видят».

Доктор: «Что это она делает? Как беспокойно трет она свои руки!»

Придворная дама: «Это ее привычка. Ей кажется, будто она их моет. Иногда это продолжается четверть часа».

Доктор: «Ее недуг не по моей части. Но я знал лунатиков, ни в чем не повинных, которые спокойно умирали в своих постелях».

Шекспир говорит о состоянии леди Макбет: «Какая пертурбация в человеческом организме! Наслаждаться сном и в то же время совершить то, что делаешь в бодрствовании». Пройдет время, и те же слова скажет знаменитый немецкий врач Иоганн Петер Франк, особенно тщательно изучавший сомнамбулизм: «Сомнамбулизм есть пертурбация в человеческом организме, когда субъект, по-видимому, спит, хотя он в то же время совершает то, что он делает в бодрствовании». Это совпадение наблюдений говорит о том, что Шекспир был весьма наблюдательным и это помогало ему проникать в глубь души человеческой.


sni-slishite-li-vi-chto-gospod-govorit.html
snimaem-botinki-ili-ortopedicheskie-shini.html
    PR.RU™