Сопротивление социальному влиянию

Одно из ранних классических исследований по социальной психологии продемонстрировало силу социального влияния на восприятие. Представьте, что вы участвуете в эксперименте по определению способности к проведению различий на основе восприятия. В комнате, кроме вас, находится еще пять участников. Вас просят определить, одинаковую ли длину имеют две линии, которые появляются на экране на короткий промежуток времени, – простая и недвусмысленная задача на восприятие с одним правильным ответом. Экспериментатор задает вопрос, и другие участники отвечают: «Одинаковые, одинаковые, одинаковые, одинаковые, одинаковые». Что скажете вы? Вы не знаете, что остальные находятся в сговоре с экспериментатором и дают неправильные ответы умышленно. Какое решение вы примете, если будете видеть, что линии имеют разную длину, тогда как остальные уверенно заявляют, что их длина одинакова? Исследование показало тенденцию следовать мнению большинства. Хотя различие в длине линий очевидно, искушение пойти на поводу у толпы очень велико. В экспериментах события развивались именно по такому сценарию: участники соглашались с мнением остальных. То есть люди отказывались от своего мнения и принимали сторону большинства. Однако более позднее исследование показало, что существует группа индивидов, которые неплохо сопротивляются влиянию, – все они имели высокий показатель внутреннего контроля. Возможно, эти люди недоумевали, почему остальные воспринимали линии иначе, но это не влияло на их собственное решение. Лица с внешней ориентацией меняли свое изначальное суждение гораздо чаще.

Попытки заставить людей изменить отношение привели к аналогичному результату. Допустим, вы участвуете в исследовании и вас просят проанализировать новую систему оценки учебных предметов. Это необходимо сделать до и после того, как вашему вниманию представляют сначала одну, а потом вторую короткую речь, которые излагают суть новой системы. Одно выступление основано на фактах и является эмоционально нейтральным; другое, наоборот, отличается повышенной эмоциональностью – фактически докладчик говорит, что вы поступите глупо, если не примете новую систему. Измените ли вы свою позицию после прослушивания каждой речи? Люди с внешней ориентацией меняли свое отношение как после первой речи, так и после второй, причем вторая производила на них более сильное впечатление, чем первая. Участники с внутренней ориентацией оставались при своем. Эмоционально нейтральная речь никак на них не повлияла. Когда же на них начинали давить, их сопротивление навязываемому мнению становилось еще сильнее. Фактически они посылали назойливого докладчика куда подальше!



Возможно, эти люди просто чересчур ригидны и отчаянно сопротивляются любым попыткам изменить их точку зрения? Исследования показывают, что это не так. Если для людей с внешней ориентацией наибольшее значение имеют репутация и авторитет человека, который пытается на них повлиять, то индивиды с внутренней ориентацией основное внимание уделяют содержанию речи и меняют свою позицию, если мысль кажется им убедительной.

Представьте, что вы пытаетесь склонить человека с внутренней ориентацией и человека с внешней ориентацией отказаться от курения. Участники одного интригующего исследования в Йельском университете, проведенного среди курильщиков, попробовали себя в роли людей, у которых диагностировали рак легких (с предоставлением рентгеновских снимков). При этом виновниками своей болезни они должны были считать самих себя. В результате после эксперимента некоторые лица с внутренней ориентацией отказывались от курения или уменьшали количество выкуриваемых сигарет; люди с внешней ориентацией не поменяли своего отношения к курению. Таким образом, индивиды с внутренней ориентацией способны изменить свое отношение, но только если им представят убедительные логические доводы или они переживут соответствующий опыт – пусть даже не совсем настоящий, – который покажет им ошибочность нынешних взглядов.

Лица с внешней ориентацией, наоборот, относятся к таким событиям, как болезни и происшествия, с большой долей фатализма. Они думают, что их здоровье и благополучие зависят в первую очередь от удачи. Как-то раз мне довелось выступать с лекцией на эту тему, в ходе которой я упомянул и об исследовании с участием курильщиков. После лекции ко мне подошел мужчина среднего возраста с красным лицом и улыбкой до ушей и сказал, что он прекрасно понимает, почему люди с внешней ориентацией не отказываются от курения. По его словам, он до сих пор курит из-за своего деда, который выкуривал по две пачки в день и умер в девяносто один год от бурного оргазма. Он также сообщил, что имеет практически максимальный показатель по внешнему контролю и чрезвычайно этим гордится. Подобно своему деду, он надеется, что удача не изменит ему до самого последнего вздоха.



Готовность к риску

Исследование с участием курильщиков заставляет нас задать себе вопрос: действительно ли люди с внутренней ориентацией рискуют реже тех, кто ориентирован вовне? Наука говорит, что это так. Когда детройтские водители останавливались на светофоре, к ним подходили исследователи и спрашивали у них ряд вещей с целью определить их локус контроля. Оказалось, что люди с высоким уровнем внутреннего контроля пристегивались чаще, чем остальные. (Следует признать, что исследование проводилось до того, как все машины снабдили противным датчиком, который будет пищать, пока вы не пристегнетесь.) Равным образом учащиеся университета с внутренней ориентацией использовали презервативы чаще, чем студенты с высоким уровнем внешнего контроля. Возвращаясь к личностным качествам из главы 2, мы сможем утверждать, что женщина с высоким уровнем экстраверсии, низкой добросовестностью и внешним локусом контроля рискует обзавестись еще одной характеристикой – забеременеть, даже если сама этого не хочет.

Приходилось ли вам стоять в очереди в кассу за человеком, который выбирал лотерейный билет? Вы ждали, ждали, громко шаркали ногами и подавляли в себе желание громко прокричать что-то вроде «Да выбери ты наконец, идиот!». Скорее всего, стоящий перед вами человек имеет внешний локус контроля, тогда как вы ориентированы внутрь себя. Люди с внешней ориентацией уделяют много внимания событиям, которые зависят от удачи: они готовятся к ним и тратят на них много сил и времени.

С ситуациями, требующими применения каких-либо навыков, все обстоит по-другому. Подумайте, какой из следующих подходов вы выберете, если станете участником соревнования по бросанию мяча в кольцо? За стандартный штрафной бросок вам будет начисляться три очка, тогда как за дальний бросок – с расстояния, которое превышает обычную дистанцию броска вдвое, – вы получите сразу 10 баллов. Допустим, вы должны выбрать одно из этих положений и бросать из него на протяжении двух минут. Вы знаете, что победителем станет тот, кто наберет больше всего баллов за указанный промежуток времени. Какую стратегию вы изберете? Исследование показывает, что люди с внутренней ориентацией менее склонны рисковать (бросали с более короткой дистанции); а люди с внешним локусом контроля гораздо чаще выбирали более рискованный образ действий с меньшими шансами на успех.

Мой интерес к локусу контроля и поведению людей в трудных ситуациях привел к ряду удивительных событий. Меня даже обвинили в том, что я сглазил самого Уэйна Гретцки! Вот как это произошло. В 1980 году на конференции по вопросам общения я выступил с докладом на тему стресса и контроля – тогда это был один из самых обсуждаемых предметов. После выступления настало время вопросов и ответов, и речь зашла о том, как некоторые люди, попав в стрессовую ситуацию, внезапно цепенеют и функционируют ниже уровня своих возможностей. Я предположил, что это более справедливо для лиц с внутренней ориентацией, которые чаще других выбирают задания, требующие применения определенных умений и навыков. Тогда слово взял один мужчина, который, по его словам, в детстве жил на той же улице, что и семья Гретцки. Он утверждал, что Уэйн должен обладать ярко выраженной внутренней ориентацией из-за его тренировочного режима и неординарной профессиональной этики. Его вывод показался мне разумным. Тогда я высказал предположение, что у Гретцки могут возникнуть проблемы с буллитами в ситуации крайне высокого внутреннего и внешнего давления. И действительно, в следующем матче он промазал один буллит. За этим промахом последовал еще один. А потом еще. Когда с четвертого раза хоккеист все-таки забил гол, мне позвонили с радиостанции Эдмонтона и спросили, снял ли я «заклятие» с Гретцки и если нет, то как я объясню то, почему в четвертый раз мое предсказание не сбылось. Единственное, что я мог сказать в свое оправдание, так это то, что Ричард Бродер, голкипер Vancouver Canucks, который пропустил гол, обладал еще более выраженным внутренним локусом контроля, чем Гретцки!

Цели и средства: умение планировать

Научные данные говорят о том, что люди с внутренней ориентацией сопротивляются влиянию других, не будучи при этом ригидными, и тратят много сил на решение задач, требующих использования навыков, а не везения. Еще более важное различие заключается в том, что лица с внутренним локусом контроля чаще используют проактивный (упреждающий) подход к реализации проектов и достижению целей, тогда как индивиды с внешней ориентацией, как правило, предпочитают реактивный подход. Под «проактивным подходом» я имею в виду умение планировать и грамотно выбирать средства достижения целей. Одним из самых ранних подтверждений проактивной ориентации людей с внутренним локусом контроля было исследование Коулмана. Известный ученый и его коллеги анализировали факторы, связанные с высокой успеваемостью в американских школах. Как ни странно, лучше всего успеваемость предсказывали не такие аспекты, как коэффициент интеллекта или социально-экономическое положение, а локус контроля. Дети с внутренней ориентацией добивались больших успехов, чем школьники, ориентированные вовне. Хотя эти данные считаются спорными, сейчас появляется все больше доказательств (особенно экономических) того, что внутренний локус контроля дает больше шансов на успех в школе, университете и на работе.

Еще один пример проактивной позиции людей с внутренней ориентацией приводится в исследовании заключенных, которые имели право на условно-досрочное освобождение; все они прошли тест на определение локуса контроля. Заключенные с внутренней ориентацией лучше разбирались в работе системы и представляли свою позицию более аргументированно. В результате их ходатайства удовлетворялись чаще и быстрее, чем прошения лиц с внешним локусом контроля.

Отсрочка удовольствия: от пастилы до теста на проверку академических способностей

Одна из причин, по которым жизнь людей с внутренней ориентацией складывается более успешно, заключается в их развитой способности откладывать удовольствие. В ряде авторитетных исследований Уолтер Мишел и его коллеги изучали способность к отсрочке удовольствия у четырехлетних детей. Их приглашали в лабораторную комнату, каждого по отдельности, и затем говорили, что экспериментатор должна отойти. Перед детьми на стол клали пастилу. Экспериментатор говорила им, что они могут съесть одну пастилку прямо сейчас, но если дети дождутся ее возвращения, то получат целых две! Одни дети сразу же набрасывались на пастилу, и через секунду она уже таяла у них во рту, другие колебались, а третьи терпеливо ждали возвращения экспериментатора и получали свою награду.

Наблюдение за тем, как малыши борются с искушением, является крайне поучительным и часто очень увлекательным. Одни из них кладут нос на пастилу и жадно вдыхают ее аромат, тогда как другие смотрят по сторонам и пытаются отвлечься. Те из них, кто умел отвлекаться, поддавались искушению реже всего. Эти исследования примечательны тем, что наблюдение за детьми продолжалось много лет. Ребята, которые смогли справиться с искушением и дождались второго кусочка, имели лучшую успеваемость и более высокие баллы по тесту на проверку академических способностей (его используют приемные комиссии многих колледжей и университетов).

Стресс, контроль и кнопки

Представьте, что вы участвуете в эксперименте по шумовому стрессу. Вас привели в лабораторию и попросили выполнить простую канцелярскую работу, слушая громкий звук в наушниках. Звук раздается не все время, а с различными интервалами. Он неприятный, хотя и не опасный; у вас создается ощущение, будто вы находитесь возле работающих реактивных двигателей (тем более что вы действительно слышите шум двигателей). По мере выполнения задачи исследователи измеряют уровень возбуждения вашей вегетативной нервной системы (артериальное давление, частоту сердечных сокращений и потоотделение). После первого этапа вас помещают в комнату с множеством других участников и просят решить ряд задач, причем некоторые из них кажутся практически неразрешимыми. Как вы думаете: какой результат вы покажете по итогам второго этапа? Точнее, каким будет ваш результат по сравнению с результатами участников, которые не подвергались шумовому воздействию или которые могли предвидеть появление шума заранее?

Эти вопросы легли в основу ряда важных исследований, организованных Рокфеллеровским университетом. Основным вопросом был следующий: смогут ли люди адаптироваться к шумовому стрессу и справиться с последующими заданиями на уровне своих возможностей? Результаты однозначно указывали на то, что хотя в начале воздействия вегетативное возбуждение росло, спустя некоторое времемя участники адаптировались к шуму и их возбуждение приходило в норму. Однако последующие задания показали, что адаптация не прошла без последствий . Люди, подвергнутые стрессу, совершали больше ошибок и проявляли больше признаков фрустрации и враждебности, чем представители контрольной группы. Учитывая этот факт, интересно узнать, повлияло ли чувство контроля над источником шума на показатели участников.

Процедура проведения эксперимента имела две вариации, и различие между ними оказалось весьма информативным. Во-первых, участники, которые подвергались воздействию случайного шума, адаптировались медленнее тех, кто справлялся с прогнозируемым шумом. Это можно считать разновидностью контроля – не прямого, но упреждающего, который делает стресс более терпимым.

Во-вторых, в другой вариации участникам говорили, что они могли контролировать уровень шума, если он становился слишком громким: им предлагали нажать на кнопку, которая прекращала шумовое воздействие. В опубликованных результатах исследований отмечалось, что участники крайне редко нажимали на кнопку, так что в конечном итоге ее решили отключить. Участники эксперимента, которым казалось, что они контролировали уровень стресса, показали лучшие результаты, чем те, кто был лишен такой возможности. После физиологической адаптации к звуку и сравнительно быстрого возвращения к обычному для себя уровню возбуждения они делали меньше ошибок и демонстрировали меньше признаков фрустрации на втором этапе, значит, адаптация далась им проще.

Эти результаты показались мне очень любопытными, особенно если применить их к источникам стресса в обычной жизни. Возьмем, например, утреннюю поездку на работу. Если вы пользуетесь личным или общественным транспортом, то можете передвигаться только по дорогам общего пользования, следовательно, ваш выбор маршрута ограничен. Возможно, в начале пути вы испытываете некоторое физиологическое возбуждение, которое постепенно сходит на нет по мере того, как вы адаптируетесь к утренней рутине. Но, хотя физиологическая адаптация проходит успешно, психологическая цена поездки может быть неприятной. Добравшись до офиса, вы будете делать больше ошибок и находиться в худшем настроении, чем если бы вам не приходилось бороться со стрессом. Однако осознание того, что в любой момент вы можете свернуть с главной дороги на менее загруженную второстепенную, способно снизить стресс. Того же эффекта вы добьетесь, если будете вставать на час раньше и ехать по совершенно пустым улицам.

Кнопка из исследования стресса и адаптации представляет собой эквивалент чувства внутреннего контроля. У людей с внутренним локусом контроля множество «кнопок», которые помогают им справляться со стрессом повседневной жизни. Вам предстоит трудный экзамен? Нажмите кнопку «усердная учеба». Хотите привлечь внимание потенциального партнера? У вас есть кнопка «очарование». Беспокоитесь о будущем? Нажмите кнопку «оптимизм».

Я думаю, большинство читателей придут к выводу, что внутренняя ориентация – ощущение того, что я всем управляю, – помогает нам претворять в жизнь свои начинания. Давайте подытожим то, что нам известно. Люди с внутренним локусом контроля лучше сопротивляются нежелательному влиянию, избегают ненужных рисков и составляют четкие планы по достижению целей. Они способны откладывать краткосрочное удовольствие ради чего-то более отдаленного и значительного. Они лучше справляются со стрессами повседневной жизни и платят меньшую цену, когда подвергаются им. Внутренняя ориентация выглядит практически безупречной. Но так ли это на самом деле?

Работает ли ваша кнопка?

Несколько лет назад я читал доклад на междисциплинарной конференции, посвященной стрессу и сопротивлению изменениям. Я сосредоточил свое внимание на локусе контроля в ходе реализации повседневных личных проектов и рассказал об исследованиях, о которых упоминал в данной главе. В ходе выступления пришло время отвечать на вопросы, и один мужчина, сидевший у двери в другом конце зала, спросил: «Профессор Литтл, я правильно понял, что в ряде исследований кнопка не была подключена?» Я ответил, что так оно и было, о чем говорилось в примечании к результатам одного из исследований. «Что, по-вашему, могло произойти, если бы кто-то нажал кнопку и обнаружил, что она не подключена? – поинтересовался он. – Не испытал бы этот человек куда более сильный стресс, чем те, кто изначально был лишен возможности контроля?»

Его вопрос показался мне очень проницательным. Мне стало любопытно, как этот мужчина до него додумался, и я спросил, не является ли он клиницистом, который специализируется на проблемах стресса и контроля. «Нет, я вовсе не психолог, – ответил он. – Я политолог, а в этот зал попал по ошибке. Я понял это лишь тогда, когда уходить было уже поздно. Поэтому решил остаться. Исследование с кнопкой так заинтересовало меня потому, что оно прекрасно моделирует мою теорию взаимоотношений государства и личности. Государство создает иллюзию контроля, люди покупаются на нее, но когда они обнаруживают, что ничего не работает, то свергают правительство».

Все рассмеялись, и казалось, что на этом тема закрыта. Но вопрос политолога не давал мне покоя, и на протяжении следующих нескольких месяцев я смотрел в оба, надеясь найти исчерпывающий ответ. Если говорить более абстрактно, то вопрос касался такой темы, как потеря контроля, иллюзия контроля, а также являются ли такие иллюзии адаптивными или дезадаптивными. Я не смог найти исследование, посвященное этой теме, но зато отыскал ряд статей на смежные темы, которые позволили мне составить более полное представление о контроле, иллюзии и облике человеческой жизни. Кроме того, этот поиск заставил меня задуматься о некоторых аспектах своей жизни и задать себе несколько очень личных вопросов.


sozdanie-pryamoj-linii-ispolzuya-dve-tochki.html
sozdanie-rabochego-obraza-ili-rabochej-modeli.html
    PR.RU™